zapret

Запрет на закупку иностранного ПО: плюсы и минусы для российских разработчиков

В чем плюсы и минусы запрета на закупку иностранного софта для российских компаний-разработчиков?

Правительство Российской Федерации запретило покупать иностранный софт для государственных и муниципальных нужд. С 1 января 2016 года все государственные и муниципальные учреждения обязаны закупать только программное обеспечение (ПО), входящее в Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин. Покупать иностранный софт разрешается лишь в случае, если нет российского аналога или он не обладает необходимыми функциями.

По словам замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Рашида Исмаилова, решение принято «в целях защиты внутреннего рынка РФ, развития национальной экономики, поддержки российских организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий».

Формированием реестра займется Министерство связи и массовых коммуникаций. Оно будет включать в него только ПО, исключительное право на которое, действующее по всему миру, принадлежит государству, муниципалитетам, отечественным некоммерческим организациям или компаниям с долей российских бенефициаров более 50%.

Софт должен продаваться на всей территории России, а лицензионные выплаты иностранцам не должны быть больше 30% выручки. Решать, какое ПО включать в реестр, а какое нет, будет экспертный совет при министерстве.

В чем риски

Нововведение может привести к тому, что закупки будут проводиться не на конкурсной основе, а у единственного поставщика, что негативно скажется на конкуренции среди производителей.

Открытым остается вопрос, кто оплатит включение в реестр. Эксперты считают, что не совсем верно перекладывать эту обязанность на госбюджет. Поэтому предполагается, что платить будут компании-разработчики. Суммы обещаются на уровне госпошлин, как, например, за госрегистрацию юридических лиц. Есть альтернативный вариант, находящийся в разработке: бесплатно включать ПО в реестр на определенный срок, с особой пометкой. Это было бы выгодно компаниям-новичкам – появляется возможность вывести свой стартап на рынок и закрепиться на нем.

Мнения экспертов

Как нововведение повлияет на деятельность российских компаний-разработчиков ПО? В чем его плюсы и минусы?

Андрей Давидович,управляющий партнер проекта Traffic Inspector:

Подписание Дмитрием Медведевым постановления о запрете покупок иностранного софта – ничто иное как новая возможность вывести продукт компании-разработчика на новый уровень, укрепить свою позицию и возможности на государственном уровне.Среди представителей госсектора давно складывалась тенденция, когда учреждения покупали и годами использовали иностранное ПО, не зная, что на рынке существуют инновационные российские продукты, которые по функциональным возможностям не уступают своим зарубежным аналогам, а по цене гораздо выгоднее. Но с 1го января чиновникам придется изменить свой взгляд на закупку программных продуктов или обосновывать свой выбор. Такая практика есть во многих странах, когда государство поддерживает разработчиков. В России это произошло только сейчас. Реестр отечественного ПО дает возможность государственным и муниципальным заказчикам протестировать российские продукты и убедиться на практике, что мы не уступаем иностранным конкурентам.Из рисков, могу отметить, что пока что не особо понятна процедура принятия в реестр отечественного ПО. До 65 дней экспертный совет сможет принимать решения, поэтому в действительности реестр заработает только в марте.

Ольга Калягина, руководитель отдела маркетинга Группы компаний АСКОН:

Постановление – по-настоящему первый серьезный акт господдержки российских разработчиков ПО за всю историю существования отечественной IT-индустрии. Оно открывает новый рынок для отечественного ПО. Ведь до сих пор многие госведомства и госучреждения в принципе не рассматривали российские продукты для внедрения. Теперь вектор их интересов изменится. Для разработчиков это означает появление новых заказчиков и новых крупных проектов, старт разработки новых продуктов. Предыдущие 25 лет отрасль развивалась автономно от государства, без всякого протекционизма. Поддерживать своих производителей – тех, кто создает высокотехнологичные рабочие места, кто платит налоги в своей стране – это нормальная общемировая практика.Постановление не запрещает полностью закупки иностранного ПО для государственных нужд. Есть два серьезных исключения: а) если аналогичного российского продукта нет в едином реестре программ; б) если российский продукт в реестре есть, но он не соответствует требованиям заказчика по своим характеристикам. Мы, как разработчик, против тотального запрета иностранного ПО, потому что для нормального развития нам нужна здоровая конкуренция. К тому же сейчас объективно российские продукты не могут заменить западные на 100%. Что касается рисков, то первый кроется в пункте «б»: как заказчик будет определять несоответствие российского продукта своим требованиям? Это поле для злоупотреблений. К примеру, можно включить в требования какую-нибудь второстепенную уникальную функцию иностранного продукта и выдать ее за обязательную. Второй риск – в попытках иностранных разработчиков замаскировать свои продукты под российские, чтобы включить их в реестр.

Олег Нишонов, исполнительный вице-президент НП «Консорциум «Кодекс»:

По постановлению сроки подготовки классификатора выходят за сроки начала работы реестра. Это значит, что с 1 января 2016 года система не заработает. В полной мере она заработает где-нибудь к лету. Иностранное ПО в реестр попасть все равно сможет (и попадет). Из этого надо исходить и особых надежд на реестр не возлагать. Если обратиться к квалифицированному юристу, он придумает схему «натурализации». Например, критерий с долей отчислений в 30% в системе ведения реестра проверить нельзя. Останется верить заявителю на слово. Механизмов контроля данного критерия у Минкомсвязи и экспертного совета нет. Можно только самого заявителя попросить представить дополнительные пояснения или документы и опять же верить тому, что он представит. Или иностранный разработчик даст российскому лицензию на модификацию своего ПО. Исключительное право на русскую версию будет принадлежать российской компании, она без проблем зарегистрирует его в Роспатенте. Оспорить принадлежность исключительного права российской компании может только сам иностранный разработчик, прочие должны верить свидетельству Роспатента.Заказчику, который хочет купить ПО не из реестра, выбить реестровое ПО из закупки становится легче, чем раньше. Если в соответствующем классе уже есть российское ПО, заказчик одновременно с утверждением извещения о закупке должен утвердить обоснование, почему оно ему не подходит. По логике 44-ФЗ, такое ПО в закупке участвовать не может.

Цифры и факты

По данным Минкомсвязи, сейчас доля импортных клиентских и мобильных операционных систем достигает 95%, серверных – 75%, систем управления базами данных – 86%. В прошлом году самым востребованным разработчиком в госсекторе и компаниях с госучастием была компания SAP (Германия), у которой отечественные госучреждения купили ПО на 5,6 млрд. рублей.

Источник: spark.ru

Нет комментариев. Ваш комментарий станет первым!

Ваш email адрес не будет опубликован.